18+

Добро пожаловать

Мы рады приветствовать вас на нашем сайте

Фонтейн был гигантом из гигантов, но Стратмора это как будто не касалось. Он отстаивал перед директором свои идеи со спокойствием невозмутимого боксера-профессионала. Даже президент Соединенных Штатов не решался бросать вызов Фонтейну, что не раз позволял себе Стратмор.

Для этого нужен был политический иммунитет - или, как в случае Стратмора, политическая индифферентность. Сьюзан поднялась на верхнюю ступеньку лестницы. Она не успела постучать, как заверещал электронный дверной замок.

Дверь открылась, и коммандер помахал ей рукой. - Спасибо, что пришла, Сьюзан. Я тебе очень благодарен. - Не стоит благодарности.  - Она улыбнулась и села напротив шефа.

Стратмор был крупным кряжистым мужчиной, чье невыразительное лицо скрывало присущие ему решительность, настойчивость и неизменное стремление к совершенству. Серые глаза светились уверенностью, с которой сочеталась профессиональная скрытность, но сегодня в них проглядывали беспокойство и нерешительность. - У вас испуганный вид, - сказала Сьюзан. - Настали не лучшие времена, - вздохнул Стратмор. Не сомневаюсь, - подумала. Сьюзан никогда еще не видела шефа столь подавленным.

Его редеющие седые волосы спутались, и даже несмотря на прохладу, создаваемую мощным кондиционером, на лбу у него выступили капельки пота. Его костюм выглядел так, будто он в нем спал. Стратмор сидел за современным письменным столом с двумя клавиатурами и монитором в расположенной сбоку нише. Стол был завален компьютерными распечатками и выглядел каким-то чужеродным в этом задернутом шторами помещении. - Тяжелая неделя? - спросила. - Не тяжелей, чем обычно.

 - Стратмор пожал плечами.  - Фонд электронных границ замучил неприкосновенностью частной жизни и переписки. Сьюзан хмыкнула. Этот фонд, всемирная коалиция пользователей компьютеров, развернул мощное движение в защиту гражданских свобод, прежде всего свободы слова в Интернете, разъясняя людям реальности и опасности жизни в электронном мире. Фонд постоянно выступал против того, что именовалось им оруэлловскими средствами подслушивания, имеющимися в распоряжении правительственных агентств, прежде всего АНБ.

Этот фонд был для Стратмора постоянной головной болью. - Не вижу ничего нового, - сказала Сьюзан.  - В чем же чрезвычайность ситуации, из-за которой вы вытащили меня из ванной. Какое-то время Стратмор задумчиво нажимал на клавиши мышки, вмонтированной в столешницу письменного стола.

После долгой паузы он наконец посмотрел ей в глаза и долго не отводил взгляда. - Назови мне самое большое время, которое ТРАНСТЕКСТ затрачивал на взламывание кода.

Что за чепуха. И ради этого он вызвал меня в субботу. - Как сказать… - Она заколебалась.  - Несколько месяцев назад к нам попал перехват КОМИНТ, на расшифровку ушло около часа, но там мы столкнулись с удивительно длинным шифром - что-то около десяти тысяч бит.

- Около часа, говоришь? - хмуро спросил.  - А что ты скажешь о проверках пределов памяти, которые мы выполняли. Сьюзан пожала плечами. - Ну, если вы имеете в виду и диагностику, то времени уходило. - Насколько. Сьюзан не понимала, к чему клонит Стратмор. - В марте я испробовала алгоритм с сегментированным ключом в миллион бит.

Ошибка в функции цикличности, сотовая автоматика и прочее. ТРАНСТЕКСТ все равно справился. - Время. - Три часа. Стратмор поднял брови. - Целых три часа. Так долго. Сьюзан нахмурилась, почувствовав себя слегка оскорбленной. Ее основная работа в последние три года заключалась в тонкой настройке самого секретного компьютера в мире: большая часть программ, обеспечивавших феноменальное быстродействие ТРАНСТЕКСТА, была ее творением.

Шифр в миллион бит едва ли можно было назвать реалистичным сценарием. - Ладно, - процедил Стратмор.  - Итак, даже в самых экстремальных условиях самый длинный шифр продержался в ТРАНСТЕКСТЕ около трех часов. - Да. Более или менее так, - кивнула Сьюзан.

Стратмор замолчал, словно боясь сказать что-то, о чем ему придется пожалеть. Наконец он поднял голову: - ТРАНСТЕКСТ наткнулся на нечто непостижимое.  - Он опять замолчал. Сьюзан ждала продолжения, но его не последовало. - Больше трех часов. Стратмор кивнул. Она не выглядела взволнованной. - Новая диагностика. Что-нибудь из Отдела обеспечения системной безопасности. Стратмор покачал головой: - Это внешний файл.

срочно нужна подработка на выходные в москве